Система оценивания — важнейший аспект в любой школе. Во время визита в Киев мне удалось познакомиться со школой АФИНЫ, которая живёт уже 25 лет. Я взяла интервью у со-основателей школы Алексеем Грековым и Оксаной Балакшиной – и делюсь с вами их находками.

В школе АФИНЫ используется авторская система обучения и оценивания учеников. Она состоит из следующих блоков:

1) система образовательных уровней;
2) система образовательных ступеней (модулей);
3) модель “Как стать звездой”;
4) система профориентации (для старших классов).

Про каждый из блоков я расскажу подробно в этом материале. А пока – задам вопрос со-основателям школы: если не ставить за учебу баллы, то как тогда оценивать учеников?

– В школе АФИНЫ отказались от балльной оценки. У нас есть своя система, она ближе к KPI, но не совсем. Есть минимум, а дальше – зависит от преподавателя и ребёнка, его индивидуальных способностей. «Образовательные уровни» позволяют для каждой темы спланировать, что конкретно надо изучить, какие действия следует предпринять, если ты хочешь чего-то добиться .

– Почему вы выбрали именно эту систему?.

– Преподаватель не тратит личное время, заставляя коня напиться, когда он не хочет пить. Происходит совместная выработка решений: что конкретно для этой семьи важно в образовании. Работают над этим совместно семья и тьютор, проговаривают, зачем им это важно. То самое «взращивание субъектности». Наша система уровней снимает вопрос сравнения: «У вас мой ребёнок получил 6, а в другой школе больше/меньше». Наша система позволяет видеть, где конкретно ученик «проваливается». Например, у него получается прекрасно комбинаторика, он может рассказать, какая погода за окном, но у него не хватает запаса слов. То есть, у нас скорее диагностическая функция системы, не оценивающая.

У нас есть своя онлайн-система. Там преподаватели в конце каждого триместра пишут свои комментарии: что хорошо, что может быть улучшено. Если ничего, то «Я желаю тебе, чтобы и дальше было всё так же замечательно!». Это могут прочитать и ученики, и их родители. А в начале следующего триместра у нас происходит «вертушка», когда родители через интернет могут записаться к преподавателям и по 10-15 минут поговорить, обсудить, что их интересует. И так у нас происходит на каждой ступени. Каждая ступень достаточно автономна.

В течение нахождения на ступени тьютор и ребенок работают с «зонами ближайшего развития». Мы подразумеваем следующее: ребёнок может продвигаться в чём-то очень хорошо, но у него может не быть понимания своего тела, в первую очередь, что полезно, а что вредно, связанное со здоровьем. Мы это называем PQ (Physical Health). Это основа, ноги, на чём человек стоит. Человек может быть очень творческим, но если слабое здоровье и эмоционально неустойчив, то он не сможет создавать и работать с командами, будет срываться.

– Как движется ученик по модулям и ступеням?

– Ученик за время прохождения должен сделать 4 шага: в сторону физического развития, эмоционального, социального (например, поставить спектакль), технологического. Это значимые шаги. Например, ребёнок спортсмен, но взаимодействие с другими – плохое. И могут быть маленькие шажочки: где-то поучаствовать. Он намечает с тьютором эти шаги, они для каждого ребёнка не равны, но это только его шаги, его личный прогресс. Когда он может сказать «я преодолел себя и наконец-то смог с где-то поучаствовать и не подраться за это время!».

Это отражается в личном портфолио. И, когда приходит время перейти на следующую ступень, ребёнок предъявляет его. Например, ты должен сделать 4 шага в одном из направлений, но в остальных ты должен набрать в совокупности ещё 6. Что-то легко даётся, и там ты можешь набрать больше. А в сложных для тебя направлениях надо набрать хотя бы минимум. И тогда ты можешь перейти на следующую ступень. Ты должен подтвердить свои достижения. Поинты в портфолио – это цифровое отражение, чтобы можно было понять.

– Что происходит, если ребенку не удается перейти на новый уровень?

– Если этого не произошло, то мы предлагаем либо перейти на дистанционное обучение, либо заниматься индивидуально, либо уходить. После 9-го класса у ребёнка уже есть аттестат, есть другие школы. Или можно остаться на второй год. Это выбор, это ответственность. У ребёнка есть лето, если он не решил свои проблемы за 2 года, пока длиться уровень, то у него ещё есть лето и мы сможем рассмотреть поступление на следующий уровень в августе ещё раз.

Есть формальная часть, аттестационная, а есть – наши внутренние процедуры. И портфолио подтверждает всестороннее развитие ученика. Если есть задача чего-то добиться, то ни в коем случае нельзя конкретно это оценивать. Надо оценивать всё остальное. Если вы хотите. Чтобы человек стал поэтом, нельзя оценивать его стихи. Вы можете обсуждать, говорит он грамотно или неграмотно, какие делает грамматические ошибки, красивый ли у него почерк или другие вещи, но не оценивайте сам стих. Оставьте ему возможность, куда он будет расти, развиваться.

Если мы хотим, чтобы человек стал нравственным, мы не должны оценивать его нравственность. Оцените остальное: как он добивается этого, совершая это он пропускает всё через себя и постепенно он становится таким. Если, конечно, в его среде есть честность и милосердие – это две вещи, которые обязательно должны быть внутри. И, кстати, об ошибках: сделал что-то не то – скажи. И тогда ничего плохого не будет. Кстати, санкции – они для всех: и для взрослых, и для детей.

Система образовательных ступеней (модулей): движение в сторону усложнения

Мы разработали и внедрили в нашей школе простую и понятную уровневую систему учета учебных достижений. Она состоит из четырех компонентов (повторяем, компонентов — не уровней), которые мы обозначили латинскими буквами A, B, C и D.

Компонент D — это просто «знания», то, что нельзя вывести из другого знания, а можно только взять и запомнить: аксиомы, определения, слова иностранного языка.

Компонент C — это «навыки», простые алгоритмы, повторяющиеся действия, которые надо просто довести до автоматизма, чтобы выполнять их не задумываясь: сокращение дробей, определение масштаба, построение вопросительного предложения в английском языке.

Компоненты D и C могут быть проверены обычным тестом, поскольку здесь можно задать четкие критерии проверки результата: количество правильных ответов, скорость выполнения и т.п .

Компонент B — это «умения», сложные алгоритмы, «открытые» вопросы и нетривиальные задачи, требующие от ученика понимания сути явления и догадки, как и какие имеющиеся у него знания и навыки понадобятся для ответа или решения. Например, можно предложить учащемуся написать эссе на заданную тему, или решить олимпиадную задачу, или описать на английском погоду за окном.

Результат решения может быть неверным. Это не важно. Открытый вопрос может и вовсе не иметь «правильного» ответа. Здесь проверяется другое: умеет ли ученик думать, сопоставлять, делать выводы. Для этой цели тест не годится. Проверка требует непосредственного участия учителя или, еще лучше, независимого специалиста, который способен увидеть и оценить ход мысли ученика. Здесь хорошо работают дискуссия или диспут. Если стороны в споре представлены учениками, учитель может играть роль судьи. Его задача не в том, чтобы определить, кто прав, а кто — нет, а в том, чтобы зафиксировать, способен ли участник отстоять свою точку зрения с привлечением необходимого понятийного аппарата.

Компонент A — «продукт». Продукт — это не просто что-то, созданное учеником. Это то, что кем-то востребовано, то есть у продукта есть потребитель. Этот потребитель и будет являться оценщиком созданного продукта. Например, старшеклассник провел у младших школьников урок, и дети прекрасно усвоили материал, в чем учитель смог убедиться. Тогда этот урок — и есть «продукт», созданный учеником. «Продуктом» может быть победа в районной олимпиаде, или роль, сыгранная в школьном спектакле, или снятый учеником ролик, выложенный на YouTube и набравший определенное количество лайков. Главное — продукт не оценивается решением преподавателя, а принимается неким независимым «жюри», даже если это жюри состоит из зрителей или первоклассников.

Как из компонентов образуются уровни?

Компоненты D и C вместе дают уровень C. Три компонента — D, C и B — дают в сумме уровень B, а все четыре компонента фиксируются, как уровень A. Не правда ли, очень просто?

Это не только просто, но и полностью прозрачно. Наши учителя по каждой большой теме каждого предмета написали критерии для каждого компонента каждого уровня: что следует выучить, что ученик должен освоить, какими инструментами это будет проверяться и фиксироваться. Любой, начиная изучение любой темы, уже знает эти критерии и может выбрать, какой уровень по какому предмету для него будет целевым.

Какие преимущества у такой системы?

Она находится постоянно в движении. Мы заключаем трехсторонний договор между родителями, учеником и школой с фиксацией целевых уровней и пересматриваем его каждый триместр: ведь ситуация может измениться. Порой ученик, поставивший себе заниженную планку, вдруг понимает, что он способен на большее и готов взять уровень B, а может в дальнейшем — и A. Но случается и обратное: ну не по всем же предметам у ребенка обязательно должно быть A! Он просто рухнет, пытаясь сделать в срок необходимые для этого «продукты». Так что и ему, и родителям приходится выбирать — что для них действительно важно, а что — не настолько, или не важно совсем .

Вот ссылка на правила школы. И рекомендуем познакомиться с нашим Меморандумом, который подписывают все родители и преподаватели.

У этой системы есть еще одно преимущество: мы ничего не усредняем. Ученик получает табель, в котором указаны все темы по всем предметам, изученные в этом году, и для каждой обозначен достигнутый уровень. Всегда есть возможность вернуться к пропущенной или не понятой теме, повторить ее и сдать зачет, зафиксировав новый, более высокий результат.

Избавились ли мы вовсе от оценок? Конечно нет.

Для отработки навыка полезно сравнение с каким-то эталонным показателем. Но мы практически избавились от произвола учителя, который уже не оценивает ученика, а лишь фиксирует, взят ли уровень согласно определенным критериям. Мы избавились от «предметного шовинизма», когда учитель, считая, что его предмет — самый важный, заставляет всех без разбора с ненавистью заучивать аксиомы или зубрить стихи. Оценка перестала быть стимулом, которым учитель хлещет нерадивого ученика. Уровень — это то, что ты хочешь и можешь взять, и сам процесс достижения результата может стать для тебя удивительным приключением.

Подробнее – статья “Школа без оценок“.

Система образовательных ступеней (модулей) от социализации до индивидуальных профилей.

Школу следует разукрупнить, разбить на отдельные автономные модули. Длительность одного модуля или ступени (будем употреблять этот термин) не должна превышать трех лет (конечно, если мы соглашаемся с предыдущими выкладками). В то же время, один год — слишком малый срок, чтобы можно было определить, насколько эффективной была совместная работа учеников и учителей. А следовательно — 2-3 года на ступень, итого — пять ступеней на 10-12 лет обучения в среднем.

Почему «в среднем»? — Потому, что каждый ученик может затратить разное — большее или меньшее — время на прохождение одной ступени, и только от его желания, способностей и приложенных усилий будет зависеть, насколько быстро он закончит очередную ступень

Какие задачи решают ступени?

Ступени должны получить определенную  автономность — право организовывать свою работу, опираясь не на универсальный учебный план, а на уникальную комбинацию запросов учеников и родителей, при этом решая и свою конкретную задачу.

на первой ступени — обеспечить первичную социализацию детей,
на второй — дать им опыт коллективной деятельности в разновозрастных учебных группах,
на третьей — поставить ученикам навык работы в различных проектах, 
на четвертой — помочь им освоить обширный массив научной и общекультурной информации в форме интенсивных базовых курсов,
на пятой — поддержать углубленное изучение каждым учеником предметов, входящих в выбранный им индивидуальный профиль.

Просим понять правильно: автономность не означает ни «полной свободы», ни независимости от других образовательных структур, ни даже отказа от иерархий в пользу плоских сетевых структур. Автономность — это лишь возвращение государством ответственности за обучение детей — самим ученикам, их родителям, учителям-наставникам — и нанятым ими образовательным менеджерам.

Как мы определим, что ученик готов перейти на более высокую ступень?

А как мы определим, что ученик уже готов перейти на более высокую ступень?
— Он предъявит список целей, выработанный им вместе со своим тьютором два года назад, когда он только начинал учиться на соответствующей ступени,
вместе с подтверждением того, что цели достигнуты, причем с вот таким результатом,
— и в доказательство предъявит портфолио выполненных проектов:
 научных, творческих, социальных,  возможно — с отзывами детей и взрослых, принимавших в них участие.
В общем, это должно быть скорее похоже на защиту диплома, чем на школьный экзамен или тест ВНО.

Про ступени, например, можно прочитать здесь или здесь.

Понятие “руководитель 5-го уровня” ввел Джим Коллинз в книге “От хорошего к великому” (см., например, здесь)

Модель “Как стать звездой”: всестороннее развитие личности и важности нравственной составляющей.

Нам показалось забавным представить все качества человека, которые ему нужны, чтобы считаться разносторонне развитой личностью, в виде маленького человечка-звезды, с ножками, ручками, головой и туловищем, — так, как показано на рисунке.

 

Поскольку маленький человечек должен крепко стоять на своих ногах, ему с раннего детства нужно научиться управлять собой на физиологическом (Ф) и эмоциональном (Э) уровне.


Сейчас не в чести спартанское воспитание, но, право, наше желание поберечь ребенка и «подстелить ему соломки» зачастую куда вреднее для его души и тела, чем жестокие испытания, которым подвергали своих детей суровые лаконские воины.

Итак, «ножки» — это то, с чего следует начинать, не забывая при этом о «ручках», которыми наш человечек ощупывает и перестраивает окружающий мир. Это две весьма сходные составляющие — технологическая (Т) и социальная (С).

Развивая первую, мы учим детей не только владеть инструментами — ножницами, молотком или кистью художника, — но и понимать смысл причинно-следственной связи: есть этапы работы, которые нужно пройти в определенной последовательности, и пропуск любого из них не позволит достичь желаемого результата.

Развитие второй, социальной составляющей позволяет ребенку научиться взаимодействовать с другими людьми, которые, в отличие от неодушевленных объектов, имеют свои цели, желания и потребности. Это обучение — не то же самое, что модное нынче воспитание лидерских качеств. Это, скорее, опыт двусторонней коммуникации и сотрудничества, умение понять, что каждый человек ценен именно своей непохожестью на тебя.

Наконец, интеллектуальная (И) составляющая, — хотя и находится вверху, образуя голову нашего человечка, в действительности она не более важна, чем предыдущие четыре. Еще раз хочу подчеркнуть: мы говорим не о том, чтобы набить детский ум ватой так называемых «знаний», а о том, чтобы научить ребенка использовать свой разум как инструмент, с помощью которого он способен не только понять, но и приспособить под себя окружающий мир. А это значит, он должен научиться оценивать сильные и слабые стороны разных идей и подходов, должен научиться ставить себя на место оппонента и находить резоны в его аргументации, должен научиться находить компромиссные решения там, где это уместно, и корректно отстаивать свою точку зрения, когда компромисс невозможен.

Говоря «должен научиться», я понимаю это не как долг ученика перед учителями, родителями или государством, но как процесс постепенного осознания ребенком своей ответственности перед собою будущим, как непременный этап на пути к осмысленному целеполаганию.

Но этих пяти составляющих недостаточно.

Наш человечек не станет совершенен, если он окажется лишен шестой — нравственной  (Н) составляющей, расположенной там, где у нас находится сердце.

Когда мы задали вопрос Игорю Алексеевичу Трухину, нашему другу и консультанту, много лет занимающемуся проблемами становления личности: — Как воспитать нравственного человека? — он только замахал руками и сказал: «Коллеги, это затея глупая и пустая. Принуждением нравственность воспитать нельзя. Ни уроки морали, ни мораль на уроках, ни чтение самых замечательных книг бесполезны. Но вы можете создать условия, которые позволят некоторым детям становиться нравственнее. А для этого достаточно, чтобы в основе вашей образовательной системы лежали два главных принципа: честность и милосердие.

Честность и милосердие — своего рода ДНК нравственности, но, естественно, они не должны проповедоваться на словах, а обязаны проявляться в делах, причем успех или неуспех вашей модели будет определяться тем, насколько честны и милосердны будут взрослые».

Про сферы развития можно прочитать здесь.

Система профориентации для старших классов

Ученик может выбрать себе не только уровень изучения предмета, но и преподавателя, с которым ему будет удобнее заниматься. В этом выборе должен помочь куратор. Он же следит за тем, как проходит жизнь вверенных ему детей в пределах школы, разрешая проблемные и конфликтные ситуации. В случае чего ребенок всегда знает, к кому следует обратиться, – к куратору.

Для 10 и 11 классов действует своеобразная система профориентации – на этой ступени в школе работают четыре факультета:
естественно-научный (физика, химия, математика),
медиа-технологий (создание медиа-продукта самого разного профиля – от театрального спектакля до архитектурного проекта),
бизнеса и менеджмента,
социальной активности (история, право, экономическая география, политология, социология).

Знания, получаемые в рамках работы на этих факультетах, часто невозможно вписать в сетку предметов, утвержденных Минобразования.
К примеру, в прошлом году «студенты» факультета бизнеса и менеджмента проводили аукцион «Бабульки для бабульки» – устроили акцию по сбору различных учительских вещей, которые затем продавались на школьном аукционе, а на вырученные деньги дети покупали продукты для пенсионеров.

Еще одна форма работы – написание грантового проекта, причем условия подачи заявок были такими же строгими, как в реальных зарубежных организациях-донорах.

В прошлом учебном году мы выпустили 24 ребенка. Из них 20 учатся за границей. Одна девушка, выбравшая научный профиль, решила продолжить карьеру ученого и поступила на биотехнолога в Чикагский университет, а один парень поехал учиться в Чехию на физика-ядерщика.